?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
News from the field
intellibear
ursusanglicanus
I pick up on yesterday’s posting Βести с поле (News from the field) by protonko (https://protonko.livejournal.com/) about the church situation in a ‘typical’ Russian village. I spent 10 days there four years back, so let me add my bit:

The priest in question, now in his early fifties, came into the church in the post-1988 wave as a young man, ordained like many of his day without full-time seminary (not necessarily a disadvantage!). He plunged into the task, which in those days meant working one’s butt off getting church buildings and parishes in various stages of disrepair into working order again. Typically for that time, doing his duty and setting a good example by having had several children (5 I think).

A decent, honest man. Somewhere, I suspect, twenty years later, he ran out of steam, in the constant battles against bureaucracy (state and church), wheedling money out of people, with never enough to live comfortably, rebuilding a house owned by himself in the local town to have some sort of security. He’s a rough diamond of a character, not a ‘smoothie’, which means that he did not get one of the choice parishes in the local town, but always in the slightly outlying districts. I didn’t get the impression he had close friends to confide in.

About six years ago he gets sent to look after a string of parishes about 20 km out of the local town, which Protonko describes well.  This would have been enough to tax a man in perfect health and vigour. But with twenty-five years rough slog behind him, it is really more than he can handle. He quickly got himself a bad name with the men who counted in the village for not keeping appointments. Inevitably he falls ill, and the parish situation is near-collapsed.


Major church is a barn of a place, with three altars, already far too large when built in the late 19th century far too large. It passed through Soviet times from 1937 onwards, when the last priest was shot dead by the Bolsheviks outside the front door of the church, in relatively good condition. It is waterproof and wind-proof inside. In winter they shift into one aisle, which is more or less boarded off and more or less heatable. They are not doing the ongoing repairs (like weeding shrubs out of the roof) they should be doing. There is a parish house – the village library during Soviet times – but not the place any priest’s wife would want to raise a family in.

They kept me away from the Muslim part of the village complex. I ended up more with the pious datchniki, for whom having a pretty church in a tolerably pretty village is part of their ‘being ideal Orthodox’ picture. I still remember one of them telling me how one should not use contraception, but let things come as God lets them. From her own family situation (two kids?) I suspect she became pious well past menopause. The sort of people most village priests would secretly like to shoot.

It feels to me a ‘no way out’ situation, too typical of too many Russian villages, and their church communities.

Of course, there is no ‘no way out’ situation with God. But it would require a rethink that the present priest is now totally physically and mentally incapable of. The new bishop (they subdivided the big archbishopric recently, and there is now a mpew, young bishop in hgis early thirties, in the local town), theoretically is. He is energetic and no fool. But whether he wants to give the situation the amount of attention it needs, and to be radical enough I am not certain.


  • 1
Да, все так. Добавлю только, что в судьбе священника есть и трагический момент - когда тяжелая рука Божия легла на плечо, о котором не будут упоминать здесь. И еще. Поначалу у него складывалось все совсем не так безнадежно. Он,кажется, какое-то время был и благочинным. В общем, дай Бог ему сил и здоровья. На последнее надо бы обратить сугубое внимание, но это так не просто в глухой провинции и при священническом распорядке жизни.
И еще один момент, о котором Вы упомянули вскользь - исламизация. Это сейчас настолько крупная проблема, но на очень скрытном уровне, на уровне борьбы за души, умы и симпатии простых людей, что впору предпринимать государственные меры. ТО есть меры по возвращению коренного населения в деревни. Тогда как сейчас существует обратная тенденция, а "свято место пусто не бывает". Мусульманские отдельные семьи сейчас уже объединены в общины. Многие мужчины из этих общин регулярно посещают мечеть и строго соблюдают все предписания ислама в своих семьях. Так как они не пьют и стараются добросовестно работать, они конечно вытесняют местных работяг. А кроме того, они заточены на самостоятельный бизнес - магазины, фермы, артели, что дает им в руки и материальные средства существенно более высокие, чем у коренного населения.


Edited at 2019-07-08 08:44 am (UTC)

Clearly I am missing one or two details on the priest.

On Muslims: I am not sure whether government measures are going to help much. I can hardly see how to force people, other than datchniki, back into villages. Not at least until you have proper health care, schooling and proper mobile network coverage.

What is there fundamentally to stop Christian Orthodox imitating the Muslims? If you drink and do not work in good faith, then don’t blame God if you get pushed out…

В деревню должно вернуться образованное,культурное население. И его, желающего уехать из города, вовсе немало. Но со стороны государства должна быть разработана и реализована комплексная программа с привлечением гигантских средств. По сути, это должна быть новая перестройка всей жизни. Она назрела, она остро необходима. Но люди на верху не понимают ее необходимости. Нужны высокотехнологичные производства, образовательные и культурные центры в провинциальных городах. Система медицинского, социального обеспечения деревни на уровне города. Реформирована транспортная система, чтобы областные и районные центры стали легко доступны из самой глухой деревни. И тогда жесткий патриархальный уклад, которым мусульманская община привлекает сейчас к себе сердца деревенских обывателей станет глупой и бесполезной архаикой, а гибкость, универсальность и приспособляемость к внешним обстоятельствам внутренней христианской жизни, наоборот, станет сильно востребованной.

Коренное население не воспользовалось возможностью получить образование и высокооплачиваемую специальность, не старается добросовестно работать, не способно самостоятельно организовать своё дело - звучит как "мене, мене, текел".

Кстати, где-то пить еще можно? Мне казалось, сейчас невозможно сохранить никакую работу человеку, злоупотребляющему алкоголем - терпимость нулевая.

"не воспользовалось возможностью получить образование и высокооплачиваемую специальность" - как раз наоборот, воспользовалось, уехав в Москву, Краснодар, Спб и живут там часто гораздо обеспеченнее тех же коренных москвичей, краснодарцев и петербуржцев. И не собираются возвращаться в деревню ( если только к маме-папе летом на недельку).

Относительно сугубой добросовестности мусульман. Не все так однозначно. Есть такое понятие - "захват рынка". Это когда приезжие демпингуют во всем - и в цене, и в качестве, и в объеме. Как только они выдавливают конкурентов и становятся монополистами забывают о добросовестности, добросердечие, радушии и т.п.

Пить можно везде, но не всем и не всегда.

Сельское хозяйство сейчас обходится минимумом рабочей силы. Урбанизация местного населения неизбежна, тем более при падении численности - не будет большого количества рабочих мест вдали от промышленных центров.

Мне кажется, человечество все это уже проходило много раз. Как-то так появлялись мифы про прекрасные города эльфов и орды орков вокруг.

Не знаю, как человечество, но в Германии, насколько мне приходилось видеть самолично, совсем другая ситуация с возможностью полноценной жизни в пригороде или в деревне, или в маленьких городках.

А сколько нам еще мусульман надо завезти, чтоб получить плотность населения как в Германии?
Без населения инфраструктура появиться не может.
Дорогу в деревню из 30 человек можно построить лишь за счет этих 30 человек, а это миллион евро на погонный километр.

"I suspect she became pious well past menopause. The sort of people most village priests would secretly like to shoot."

- угу, а кто же их этому (я не только о контрацепции, я об этом типе благочестия вообще) научил? Неужели сами дошли, Евангелие читая?

Answer: Crude, extremist monks and those surrounding them (Optina, Pochaev, Divievo ....), living in a curious symbiosis with pious women (who follow such monks like prostitutes follow soldiers). Like darnel sown among wheat (Matthew 13:24 ff), impossible to uproot, but will burn gloriously at harvest time.

не надо ездить так далеко

Ты, Мишенька, сильно не в курсе реальной русской жизни. Нас этому ещё в 90-е учили, и сейчас учить продолжают, обычные приходские бачки + бачки медийные + авторы популярных брошюр миллионными тиражами, продававшихся во всех лавках.

У нас тут медийный Смирнов снова сморозил.
Не учили его в детстве молчать, чтоб за умного сойти.

Покажите нам, пожалуйста. В коллекцию.

Молчать с целью сойти за умного - это гордыня!

«Женщины слабее умом. Конечно, бывают какие-нибудь там Марии Кюри, но все-таки это редкость», — сказал священник. В то же время Смирнов подчеркнул, что считает женщин более терпеливыми и заботливыми.

Молчать с целью сойти за умного - это гордыня!

Не уверен, может быть это смирение.

  • 1